IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

11 страниц V   1 2 3 > »   
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Исторические сведения о Каинске и окрестностях, научные труды и воспоминания проезжающих и местных жителей
Петрович
сообщение 5.3.2009, 8:19
Сообщение #1


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



За 300 неполных лет существования в нашем городе и окрестностях побывали проездом десятки тысяч людей.
Некоторые сохранили свои впечатления в воспоминаниях.
Начнем, пожалуй.

Александр Радищев.
ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВИЯ В СИБИРЬ

9 августа [1790 г.]
Из Тары дорога идет почти вдоль Иртыша до Такмыкской слободы, где ее переезжают. В сей слободе пристань, откуда ездят с хлебом на завод подле горы и на линию вверх. В деревне Артыке стояли у крестьянина Блинова. Благословляя бога за свое состояние, он с чувствительностью и прослезясь говорил о бедствии, которое терпел народ в бывший недород три года тому назад. Когда хлеб продавали по 70 к. пудовку, он продавал по 15 к., а многим давал даром. В суд никогда не хаживал, ни на кого не просил; пускай одумается, видно недостаток заставляет его мешкать.
За Артыком в 20 верстах начинается Бараба; сперва места ровные, потом пригорки и между ними озера, болота и луга, рощи частые, иногда места прекрасные. От Копьева живут посельщики. В Вознесенском селе есть старожилы. Пашни по пригоркам. Чувствовали по вечерам запах травяной, весьма тяжелый. Зараза весьма была велика нынешний год. В Голопутове, где живут старожилы, перевоз чрез Тартас. За лесом на строение ездят за 400 и 600 верст в урман или леса. Лес кедровый. Когда начали селить Барабу, то жили тут татары, которые отъехали к урману. В Покровском есть старожилы и поселыцики. Старожилы живут в изобилии, поселыцики много бедны. За недоимки отдают их в работу на винный завод, где работают и каторжные. Корчемства много. Посельщиков много старых, дряхлых и нищих. Их лучше [бы] селить по разным местам, а не деревнями. Ближе к Каинску более лесу.
Каинск был деревня, приписанная к барнаульским заводам, в него переселяются купцы, которые живали по деревням. От Тары 34 версты.
От Каинска до Каргата на реке, где старожилы, а от нее до речки Чулыма, на которой деревня посельщиков, речек нет. Все поселяне на озерах. Деревня Камнакова поселена в 4 верстах от БольшогоУбинского озера, в коем зимою рыбу ловят. Около Убинской близ озера растет малый сосняк. Село Иткуль большое, где волостное правление и бывшее комиссарство. Село Секты, в нем ямщики. От крутых логов земля становится не столь ровная, и тут конец Барабе. От Тырышкиной на Аиоше земля возвышается до Чауского острога, где есть старая деревянная крепость, в ней живут старые беломестные казаки, ныне приписные крестьяне к заводам, как и все старожилы. Чауский [острог] стоит на изрядном месте при Чаусе. На перевозе оба видны берега каменистые, и берега поросли сосняком, а на низких местах горовица. Дорога лесиста, по рекам бор, а между березник; грунт песчаный. В деревне Колтая живут русские и татары. В 4 верстах от Томска переезжают Томь. Сия река камениста. У перевоза видна каменная ломка, сланец, аспид, купоросная земля, слои кварцевые. В Томске живут раскольники, татары. Рыбу имеют из Оби. Кожевни, холст продают, набойки делают. Баранки для милостыни.


ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВИЯ ИЗ СИБИРИ

7-е м<арта> [1797 г.]
До Елизаровой 19, до Ершова зимовья, где поселыцики, 22 вер. Дорога идет березниками и редким сосняком. Прежняя перемена лошадей была в деревне Карасевой, за две версты до Ершовой, и считали от Варюхинской 33 версты.
На Ершовой гоняют сообща окольные три селения до Аяшенской, тут волость, 25 вер. Дорога идет полями и редким сосняком. В сих местах Обь от Томи верстах в 80 и меньше, и по обеим рекам много деревень русских и татарских. Промыслы звериные есть: белки, медведи и особливо много оленей. Но крестьяне становятся бедны. Промыслы худы, и все ходят в завод работать. Сверх подушных 4 р. 8 к., рубят дрова на 1 р. 70 к., и в работе выходит душа на душу.
NB. По ту сторону Томска посельщики, сверх подушных и запасного хлеба, платят еще мукою.
От Аяши дорога идет к Оби. В Аяше обедали у мужика, которому было в первую Резанова ревизию 18 лет, ныне уже пятая. Он себе считает 90 л., бодр, нет ни малой седины ни в голове, ни в бороде.
Ехав к Ташере, повстречали 3-х человек посельщиков, которые исправляли дорогу, но для виду только. Сие делают и в других местах.
Дорога к Оби идет лесом-сосняком.
До Ташеры на берегу Оби 21 вер. Переехав через Обь, на коей много островов и противной берег низкой, идет дорога пространным лугом до дубровины, где летом бывает перевоз, 20 вер. До Арского зимовья 20 вер. Дорога идет лугом по Оби, а потом за зимовьем чрез бор до деревни или аула татарского Ор, а от оной по Чаусе лугами до Чаусского 19 верст. В оном живут крестьяне, приписанные к Колывано-Воскресенским заводам, где они работу производят сверх подушных денег, пеною каждой душе на 2 р. 70 к., а платят, буде сами не хотят, от 12 до 15 р., и самый радивый может оную едва окончать в 10 недель. Питаются одним хлебопашеством.
NB. (Внимание!) Землю около Томска навозить нельзя, ибо родится на пашне одна трава пырей. Посельщики пониже Ташеры делали всякие опыты неудачно.
NB. В Чауском бывали из крестьян казаки временные, называемые беломестные.
NB. Расписки в работах дают будто вольнонаемным.

8-е м<арта>
В Чауском видели чеботаря томского, который ходил на дощаниках; шьет женские башмаки хорошо для поручиковой жены, который исправляет должность пищика.
От Чауского до старожилов Тырышкиной на Аиоше 26 вер., тут волость. Дорога идет по Чаусе полями и лугами мимо многих деревень. Село Аиош на устье сей речки. За сим селом на одной возвышенности вид прекраснейший. Поля обширнейшие, луга с перелесками, река Чауса и множество деревень. Влево вдали по горе густой лес, составляющей берег Оби, а вокруг горы не очень высокие, сопровождающие берег один Чаусы. Переехав Аиош, близ деревни, сидящей на высоком красивом берегу, дорога, склоняяся вправо, идет чрез обширнейшую степь, едва ли где поросшую мелким березником, до Тырышкиной. От Тырышкиной до Крутых Логов 20 вер. Переехав несколько увалов, дорога вступает в Барабинскую степь. Для глаза путешествие по оной всегда (приятно,) нет не токмо страшных утесов или навислых каменных расселин, но ниже малого пригорка. Земля везде ровна и доказывает несомненное пребывание на ней тихих вод. Дабы иметь понятие о Барабе, представь себе обширнейшую долину, местами усеянную то мелким, то высоким, но редким березником, редко где есть осина, а того реже маленький сосняк. Ельнику не видал, во многих местах находятся озера, которые от нескольких сажен в диаметре бывают до многих верст: Иткуль в 4 версты, Убинское в 60 верст. С тех пор, как русские жительствуют на Барабе, озера иные высохли, берега их поросли камышом, и многие места, оным поросшие, доказывают, что тут были озера. В больших много рыбы, а в тех, которые поменьше, рыба задыхается. Чаны в стороне от большой дороги; озеро весьма рыбное и пространное, и лов рыбы велик.
В Крутых Логах купили щук 1 пуд 60 к. Ловленная в Убинском. Мужик кажется богат. Из посельщиков живущих иные довольно зажиточны. Плачевного зрелища, старых и дряхлых обнищавших, становится гораздо меньше, и можно предсказать, что если разорительная рука начальства частного не прострет свое опустошение, если равняющаяся огню для сельского жителя приписка к заводам не распространится на барабинских жителей, то благосостояние их будет лучше и лучше.
От Крутых Логов до Овчинниковых 26 вер., до Секты 18 вер. Отсюда ехали ночью, лошади худы, медленно.
От Секты до села Иткуль 26 вер. Тут волость, близ озера. Везде водят гусей. Тут церковь для всех селений, поселенных до Каинска.
До Каргатской Дубровы ехали скоро 21. До Каргата изрядно, 25 вер. Приехали при всходе солнца чрез обширные, низкие и мокрые долины, мимо озер. Пили чай, и хозяйка благосклонна, у которой добродушие на лице написано. Против обыкновения крестьянского две комнаты рядом; избы с трубами. Глину на беление берут белою, которою копают на Каргатской Дуброве, и оною белят избы.
NB. Колодники ходят от селения до селения одни; сие безопасно.

9 м<арта>
От Каргата на речке, в коей вода пахнет, чай пили из льда. До Каргатской при<стани> 27 вер. Озеро Каргат, коему длина 17 верст, в нем есть рыба, но не столько, как в Убинском, которое от оного очень близко и близ которого стоит деревня Уба или Убинская, где ныне волость, – 28 вер.
При поселении и после все посельщики в сей стороне управлялись управителем, который жил в Иткуле. Все вспоминают управление Блея, нынешнего каинского городничего, и желали бы иметь его опять. По другую сторону Каинска был другой управитель. Ныне еще приходят к Блею разбираться.
NB. В Убинске помнят Богаевского, который был при таможне.
В Убинском озере и Каргате ловят больше всего щук, караси есть, язи, лини, окуни, и все сии рыбы отменной величины. Во всех сих местах печи и многие потолки белят глиною, которую копают на Иткуле близ небольшого озерка или болота.
Убинское озеро измерено было, длины имеет 60, а ширины 40 верст. Но более того есть озеро Чаны, лежащее между Каинской, Томской, Бердской и... округ, но исполнено островов; живут около онаго крестьяне и много промышляют рыбы, которую возят даже на Вятку, так, как в Казань и Россию гоняют лошадей из Сагайской степи.
От Убинской до Калмыковой 30 вер. Сменили лошадей в деревушке на 15 верстах. Потом от Калмыковой ехали до Ос(и)новской 31 вер., а от сей, остановясь немного в... в деревне Половинной (Мангазерская – за Каинском), доехали до Каинского на реке Оме 31 вер. По сей дороге и от Каинска есть малые пригорки или холмики, также по мхам, как и в других местах, сосняк.
Каинск, прежде острог, лежит на Оме, через которую летом перевоз. Место весьма плоское, одна церковь в средине города, строят каменную. Исправник – грубиян. Почти везде они славятся взятками. Как ни худо, а с тех пор как Каинск город, то строится заново.
Примечания достойно, что ныне сибиряки не столь становятся гостеприимны. Причина может быть великий проезд. В Убе взяли с нас за ковригу хлеба 10 копеек, а пуд муки ржаной продают в 25 к. Овес же 35 и 40. Прошлого года был овес и мука в 1 р. 20 к. во всех почти местах. Почтовых 12 лошадей содержат ямщики тобольские, туринские и пр., платя на пару в год 100 и 150 р. На Барабе тыква родится в 1/2 арш. в диаметре и, что мудрено, сладкая.

10 м<арта>
Прождав до полудни, по неблаговолению исправника, лошадей, ехали до Каменки или Булатовой 31 довольно скоро. Равным образом и до Антошкиной 18 вер., в которой квас пахнет гнилыми яйцами или как испорченная зельтерская вода. Переезжая через озеро, из которого жители берут воду, обоняли тот же запах. В Антошкиной много бедных стариков, во многих местах они уже померли. Приметно, что по сию сторону Каинска, в коем есть также посельщики, они бедные. Едучи к Покровскому селу, где есть и старожилы, 23 вер., обоняли гнилой запах. Село Покровское стоит на реке Иче. Ночевали. Барыня занемогла.
NB. У старика, который слесарничает, был серебряник боровский, 90 лет, помнит деда моего; имя его Иван Щукин. Живет зажиточно, в Ирбит отпускает до 12 лошадей, ездит его приемыш.
Простояв 11-е число по причине болезни Е<лизаветы> В<асильевны>, 12-го выпив чаю, поехали до Турумовой или Турунги 17 вер. Сия деревня стоит на речке Аме, в версте от нее есть деревня того же имени в 30 дворах, в ней живут ямщики. Дорога идет попрежнему. Озеро при дороге, над коим была татарская деревня 40 дворов, но от русских уехали на другое озеро. В окольностях татар много. В сем озере ловили с начала зимы рыбы и поймали 50 возов щук и карасей, пуд продавали по 10 коп. До Голопутова села, старожилы, на Тартасе, 18. Домы сосновые и кедровые. По сей реке много деревень и составляют волость. Другая волость по Оми, в которую Тартас впадает неподалеку. Близ сей деревни едешь мимо превеликого луга на 50 вер., на коем разливается Омь. Видно, что сие есть дно озера. В сухой год, когда сена выгорели, из дальних мест съехалися несколько сот людей косить сено.
По Тартасу держат много скота, особо овец, два года язвы не было, а перед тем на коней язва, на коров валежи, болели языки, на овец оспа или шолуди, даже куры мерли, люди от коней заражались.
В Голопутовой пьяный ямщик спорил о лошадях и говорил: «Не прежнее вам время, вас возят под чехлом, впереди ведут 60 генералов на канате».
Видно огорчение против дворян и начальства.
NB. Проезд велик.
До Вознесенского села 23 вер. Тут обедали у ямщика. Е<лизавета> В<асильевна> не выходила из возка. Село большое, посельщиков 100 дворов и десяток старожилов. Хлеб везде дорог. До Камышевой или Хохлова 20 вер. Дорога идет мимо великого озера, чрез которое в суходонном месте мост, ему верст 30 длины. Едучи камышем, запах дурной. Пытали жечь камыш, но не загорался.
NB. Если бы жгли камыши, то можно думать, что воздух на Барабе был бы здоровее. Язвы не было два года. В озерах рыбы много.
До Назаровой или Кушаги 19. Места везде одинаковые: озера, болота, перелески.
До Муравьева или Мурашей 12 верст. Почтовые в Назаровой поостанавливаются.
До Резина 24 вер.

13 м<арта>
В Резине, выпив чаю, поспешили ехать и ехали до Копьева 20. Здесь дорога идет надвое: влево на Омскую крепость, куда возят с Барабы хлеб по подряду в 70 к. пуд, на завод винный, где цена также по 70 к.; закупают из Каинска. Дорога та же идет на Ишим и выходит на Тюмень ближе, нежели на Тобольск, 300 вер.; по сей дороге проезд превеликий, обозы Ирбитской ярмарки тут ходят. За 3 вер. от Артыка бор и конец Барабы.
До Артыка на речке того ж имени две версты, от Иртыша 33. На Артыке живет старик Блинов, весьма добродушный. В 1795 году, когда хлеб на Барабе продавали в рубль и 1 р. 20 к., он продавал бедным по 50 к. и продавал более 700 пудов. У него 4 сына, и один только пьет мало вина. Промышляют.
На Артыке отобедали у крестьянина Долматова.
NB. Кровлю на избе боится делать из опасения, не будет ли запрещения. Новая изба, доски половые 13 верш., стол так бел, как липовый.
Хозяин ногу порубил, ему лекарства дал. В 3-х верстах есть мост во 100 саженях от Иртыша, к которому пристают паромы в высокие весенние воды. Его тянут от слободы (село) Такмыкской, а вниз плывет по Иртышу. До Такмыкской от мосту 7 верст. Летом в ней перевоз стоит на возвышенном берегу Иртыша и на углу взвоза церковь. Половина слободы внизу. Вид от оной прекраснейший.
Поднявшись на гору от Такмыкской, дорога идет древним берегом Иртыша, до коего местами досязает его разлитие, что составляет местами озерки, в кои заходит рыба, даже осетры. Летняя дорога до самой Тары идет возвышенностию, зимняя частию рекою, частию лугами мимо многих деревень, сидящих при Иртыше, из коих по летам все разъезжаются по заимкам со всем скотом, и деревни остаются почти пустые.
От Артыка до Мешкова 27, до Усть-Тары 29 вер. Здесь перемена только на зиму, а летом в Серпеневой на высоком берегу.
До Тары от Усть-Тары 32 вер.

14 м<арта>
В Таре. Приезжал комендант Зеленов. Имеет некоторые знания. Штаб-лекарь Козловский. Базар. Петр украл 50 коп.
Город Тара построен на высоте берега отдалившегося уже Иртыша. Другая половина внизу.
На Барабе видели пользу от экономического хлеба во время последнего неурожаю, также и в других местах.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 26.9.2009, 15:25
Сообщение #2


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Из "Дневника полкового священника"
Автор, о. Митрофан Сребрянский служил на Дальнем Востоке в годы Русско-японской войны в 51-м Драгунском Черниговском полку Ее Императорского высочества Великой Княгини Елисаветы Феодоровны.

"...Странная здесь температура: днем жарко, ночью холод. Спал довольно хорошо, встал пораньше, чтобы не проспать реку Иртыш, которую будем переезжать пред городом Омском. Омск очень красиво расположен на холмистом берегу многоводной реки Иртыш. Вот и река; опять длиннейший мост; смотрю на воду и вспоминаю о судьбе Ермака Тимофеевича, плывшего по этой самой реке в тяжелой броне; он не мог побороть быстроты течения и утонул. Да, течение очень быстрое... сердце замирает при этом воспоминании; думал ли я, когда учил историю, что увижу своими глазами эти места?!

Река судоходная, бегут пароходы, плывут баржи. Вокзал в четырех верстах от города — их соединяет ветка железной дороги; поезда ходят в город и обратно каждый час. Около вокзала огромная слобода, скорее похожая на город, так как в ней красуется много очень хорошей и оригинальной постройки домов, церковь. Спрашиваю: «Что это за селение?» Кондуктор отвечает, что десять лет назад здесь не было ни одного дома, а с проведением железной дороги образовался целый город. Стоим три часа; генерал поехал представляться генерал-губернатору Сухотину, а офицеры — осмотреть город. Приехали в восторге от магазинов, театра, зданий, Иртыша.

Переехали на продовольственный пункт в пятнадцати минутах от главного вокзала, вывели лошадей, трубачи поехали в Иртыш купаться и купать лошадей. Опять горе: вырвались две лошади и ускакали в степь, так мы и уехали, а лошадей нет; сделали заявление коменданту. Мы были в местах, которые на судебном языке называются «не столь отдаленные»; теперь вступаем уже в «отдаленные»... Степи и степи, чахлые березы, вот и весь ландшафт пути; несколько станций проедешь — и никакого жилья, ни сел, ни церквей.

23 июня (1904 года). 5 часов утра.
Приехали в город Каинск; самого города почти не видно, он в двенадцати верстах. Стоим два часа. Далее начнутся непрерывные болота, более чем на сто верст, и вода — такая гниль, что местные жители только по привычке переносят, а нас предупреждали не пить, потерпеть. Поехали. Действительно, непроглядные пошли болота и степь Барабинская; везде вода, покрытая плесенью; в вагонах сидеть невозможно от несчетного множества нападающих на нас болотных обитателей, как мы их называем, «песьих мух» и «японцев».

Представьте себе: в жаркий летний день вас окружает масса мух... вы негодуете, отмахиваетесь, чуть не проклинаете день рождения; теперь подумайте, что переживали мы, когда вагон и воздух полны не только мухами, но роями буквально оводов, стрекоз, кузнецов преогромных, комаров, мошек?! Все это кружится, жужжит, кусает... Едем уже целый день и только к вечеру встретили небольшое село с церковью на берегу озера-болота; бабы выносили продавать карасей, жаренных в сметане.

Странные здесь постройки: потолки почти все покрыты землей с дерном. Кругом на жилых местах везде курится помет — нарочно жгут и этим немного ограждают себя от комаров и оводов! Замечательно, что животные сами лезут в дым и стоят там. На лицах надеты сетки, или почти наглухо обвязаны они платками с прорезом для глаз.

24 июня
Утро, 6 часов; наскоро оделся, сейчас переезжаем широкую и глубокую сибирскую реку Обь по мосту немного меньше волжского; на другой стороне станция Обь и новый город Николаевск. На станции Кривощеково простояли лишних два часа, так как в Оби собралось уже восемь эшелонов и для нас не было места; наконец тронулись.

Переехали реку Обь... Уже стали свыкаться с длиннейшими мостами и многоводными реками, а сначала было так жутко! Река очень оживлена, много пароходов и барж; видимо, река Обь — хорошая водная торговая артерия, да еще на самом берегу — станция Обь. Соединение железного и водного путей сделало то, что здесь образовался торговый пункт — теперь уже город Ново-Николаевск, или, как здесь его зовут, Никольск. Девять лет назад на месте этого города была непроходимая тайга, с дикими зверями, ни одного дома буквально, а теперь большой торговый город с сорока тысячами жителей, чудным собором, еще тремя церквами, прекрасными школами, магазинами... прямо по-американски, да и городом-то стал только с 15 января 1904 года...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 25.10.2009, 13:49
Сообщение #3


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



"...Ранняя весна! Пасха. Мы живем в новом деревянном доме, выходящем на широкую площадь. По ту сторону площади — казенного вида белые каменные здания. Это лазарет местной воинской команды. Туда каждое утро ходит мой отец «солдат лечить», как выражается наша кухарка, толстоногая Аксюша. Перед уходом отец всегда надевает высокие кожаные сапоги. Еще бы! На площади перед нашим домом совершенно потрясающая грязь. Даже не грязь, а целое грязное море, по которому можно плавать не без опасности для жизни. Вот и сейчас я стою у окошка и вижу, что посередине площади как-то уныло и укоризненно чернеет кузов полузатонувшей в грязи телеги.

Два дня назад, когда с телегой случилась беда, здесь были шум и крики, и толпа людей, и каждый из присутствовавших подавал свой совет о том, как лучше вызволить телегу, но толку от всего этого смятения не получилось никакого. Лошадей выпрягли, хозяев кое-как вытащили из грязи на веревках, а телегу бросили в ожидании того времени, когда площадь обсохнет. Отцу моему приходится быть очень осторожным. Он всегда пробирается по самому краю площади, где посуше, обходя главные лужи, и все-таки каждый день он возвращается домой с сапогами, доверху забрызганными грязью. Я стою, смотрю и думаю: «Если бы я был царь Салтан, я приказал бы, чтобы не было грязи».

Впрочем, о грязи я сегодня думаю так, лишь по инерции. На самом деле мои мысли заняты другим. В течение всего предшествующего месяца в нашем доме царили необычайные веселье и суматоха. Моя мать организовала из местных любителей драматический кружок. Решили ставить пьесу «Сорванец». Разобрали роли, пошли репетиции, начались волнения. Артисты собирались по очереди в домах членов кружка, но чаще всего у нас. Тут было как-то уютнее и веселее. Говорили, будто бы в нашем доме «каша зарыта», оттого люди сюда шли охотнее всего.

Дело было, конечно, не в «каше», а в моей матери: она умела быть «душой общества». Разумеется, я был все время в необычайной ажитации, вертелся около артистов, подсказывал роли, подавал костюмы и грим. И вот сегодня, в первый день пасхи, в «уездном собрании» должен состояться самый спектакль...

Возьмут меня на спектакль или не возьмут?.. Ах, как это важно! Это самый важный вопрос в мире! Я не могу себе представить, чтобы сейчас, в этот час, в эту минуту, могли быть какие-либо иные вопросы, более важные...

Полдень. Начинают собираться гости. На столе в гостиной пасхальная панорама, от которой у меня слюнки текут: куличи с глазурью, пасха с миндалем, разноцветные крашеные яйца, семга, икра, пирожки, индюшка, водка, вина, ликеры и прочая, и прочая, и прочая. Гости христосуются, обнимаются, едят, пьют, болтают, рассказывают городские сплетни, судачат о знакомых и больше всего говорят о предстоящем сегодня вечером спектакле. Я смотрю, слушаю, хожу около стола, ныряю среди гостей, а в голове все время гвоздит: «Возьмут или не возьмут?»

Накануне я случайно подслушал, как мать говорила отцу, что спектакль кончится поздно и что мне лучше остаться дома с Аксюшей. Неужели оставят?.. Нет, это невозможно! Но все-таки: «Возьмут или не возьмут?»

Моя мать всюду поспевает, перешучивается и пересмеивается со всеми гостями. К ней подходит молодая веселая женщина с усиками на губе, жена директора уездного училища, которую все почему-то зовут Катя. Катя тоже участвует в пьесе, и во время репетиций она всегда оказывала мне особое внимание. Катя гладит меня по голове и, обратившись к матери, спрашивает:
— А Ваничка будет на спектакле?
У меня даже сердце екает. Мать начинает ей что-то говорить насчет гигиены и позднего времени, но Катя только пренебрежительно поводит плечами и, звонко расхохотавшись, бросает:
— Иди ты с своей гигиеной! Жизнь-то один раз живешь... Видишь, мальчишке до смерти хочется попасть на спектакль, а ты его не пускаешь... На что это похоже?

И Катя опять гладит меня по голове. Я готов расплакаться. Мать смотрит на мое лицо, понимает, что происходит в моей душе, и... соглашается. Я счастлив. Я пляшу от радости вокруг стола: я пойду на спектакль!.. Все это я помню так, как если бы все это случилось только вчера.. Но - странно! - в памяти моей совершенно не сохранилось ни одного, даже самого бледного, воспоминания о самом спектакле, на который я так рвался...

Это 1889 год. Мне уже шестой год. Я уже читаю и немного пишу. Мой отец отслуживает свою стипендию в крохотном захолустном городишке Каинске Томской губернии. Мать занимается семьей, хозяйством и общественной деятельностью, - в масштабах и формах своего времени..."

Из книги И.М. Майского "Перед бурей".

Иван Михайлович Майский (Ляховецкий) (1884-1975) — российский дипломат, историк, академик АН СССР (1946).
В 1929-1932 - полпред в Финляндии, в 1932-1943 - посол в Великобритании, в 1943-1946 заместитель наркома иностранных дел СССР. В детские годы жил в Каинске. Автор воспоминаний.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 21.12.2009, 16:21
Сообщение #4


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Город Каинск

"Город Каинск уездный Томской губернии по Большому Сибирскому тракту. Построен в 1712 году. Сначала назывался слободою, потом по открытии бывшей Колыванской губернии наименован городом, по упразднении же той губернии причислен он в Томскую. Стоит на реке Оме при впадаюшей во оную речке Каинке.

Строения во оном: церковь каменная; деревяннаго: денежная кладовая, винные и соляные магазины, градская ратуша и обывательских домов до 200. В нем жителей до 450 душ."

Источник:
"Путевой журнал с подробным описанием всех мест, которые обозрел полковник Риддер по Х округу в 1814 году"
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 17.2.2010, 22:55
Сообщение #5


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



КАИНСКОЙ ПАСЪ - небольшая крепостца Сибирской губернии, Тобольской провинции, на Барабинской степи, построенна в 1722 году, при реке Каинке, впадающей в реку Омь, от Тартаскаго паса 115 верст, от Тары 337 верст. Хотя сие место и в Тарском уезде лежит, однако по находящемуся в ней гарнизону зависит от города Томска.

Полунин Ф.А. Географический лексикон Российского государства. 1773 год. С.130.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 21.2.2010, 10:46
Сообщение #6


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Не совсем про Каинск, и даже не про уезд или губернию, а больше про Сибирь, но ИМХО, будет интересно прочесть:

Из воспоминаний декабриста А.П.Беляева.

"В Тобольск мы приехали днем и прямо к полицеймейстеру в дом. Он отвел нам несколько комнат, с величайшею любезностью озаботился о нашем ночлеге, чтобы нам было покойно, и так нас принял, что мы должны были совершенно забыть, что были в оковах ссыльнокаторжные и ехали в рудники. У него мы обедали. За столом было несколько посторонних лиц, вероятно, полюбопытствовавших нас видеть; разговор был весьма оживленный и интересный, хотя, конечно, не политический. Перед обедом нас возили к губернатору Дмитрию Николаевичу Бантыш-Каменскому, который тоже принял нас очень ласково. Помнится, что во время нашего пребывания в Тобольске оковы наши были с нас сняты, чтобы дать отдохнуть нам от долгого пути. Тут мы простились с нашими добрыми жандармами, которые вместо стражей были буквально нашими усердными слугами. Не помню уже, сколько времени мы пробыли в Тобольске, но, кажется, более двух дней. Затем мы отправились в Иркутск с тем же фельдъегерем, только вместо жандармов были назначены линейные сибирские казаки. По дороге от Тобольска до Иркутска мы останавливались в Томске, где также были приняты радушно, но уже не помню всех обстоятельств нашей остановки, которая была очень коротка.

В Красноярске на станции нас посетил советник правления Коновалов, очень любезный и внимательный человек, который в разговоре рассказал нам о княгине Трубецкой и ее геройской решимости, бросив карету, скакать на перекладной. Коновалов, кажется, первый устроил в Сибири, стеклянный завод, и его посуда: стаканы, кувшины для кваса и молока — расходилась по всей Сибири. Тут мы не успели даже пообедать, так торопился наш фельдъегерь. Когда же выехали из города, то попросили его заехать в первое село, чтобы пообедать. Он согласился, и мы въехали в первую по дороге избу; но избой я неправильно назвал очень хороший дом, где царствовала необыкновенная чистота. Полы, потолки, скамьи из кедрового дерева — все это блестело, и, на пол уронив хлеб, смело можно было его есть. В Сибири два раза в неделю все моется, скоблится, а печи белятся. Хозяева, простые крестьяне-сибиряки, очень радушно нас приняли; такие же опрятные хозяюшки накрыли тотчас стол и поставили кушанья. Каково же было наше удивление, когда этих кушаний: похлебок, говядины, каши, жареной дичи, пирожных колечек с вареньем — оказалось до шести блюд; превосходный пенистый квас нам подали в стеклянных зеленых кувшинах завода Коновалова, а когда мы хотели заплатить за обед, то хозяин и хозяйка обиделись, сказав: «Что это вы, господа? У нас, слава богу, есть чего подать». Не знаю, как теперь, но тогда Сибирь была житницей, в которой, по выражению некоторых крестьян, они по 20 лет не видели дна у своих сусеков. Крестьяне старожилы имели по 200, 300 штук рогатого скота и 30, 40 и 50 лошадей; словом, довольство и необыкновенная чистота, даже в самых небольших избах, особенно после русских дымных и отвратительных хижин помещичьих крестьян, поражала. Тут-то мы с торжеством говорили: ««Вот что значит свобода!» Правда, не одна свобода, конечно, совершила это благоденствие народа, но к ней еще надо прибавить безграничные пространства превосходной девственной земли чистейшего чернозема и беспредельные пастбища. Но откуда взялась эта всеобщая, до педантства простиравшаяся чистота и опрятность, то это поистине непонятно. Край этот не имел никакого сообщения с западным цивилизованным миром. Некоторые думают, что это было влияние известных сибирских администраторов, каковы были губернатор Трескин при генерал-губернаторе Пестеле (отец декабриста - С.А.) и исправник Лоскутов, но все же это их влияние должно было ограничиваться тем округом, где действовало их управление; со временем это влияние все же должно было прекратиться; а здесь, напротив, эта чистота общая губерниям всей Сибири: Тобольской, Томской, Енисейской, Иркутской, за Байкалом и повсюду".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 21.2.2010, 12:06
Сообщение #7


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Полина Анненкова. Воспоминания.
Глава 11.

"В Барабинской степи, чтобы как-нибудь заставить меня выйти из экипажа, Степан на одной из станций убеждал меня зайти посмотреть на красавицу, а так как я часто высказывала, что в России мало красивых женщин, то Степан действительно подстрекнул мое любопытство. Я зашла в комнату и была поражена, увидев девушку лет восемнадцати, которая сидела за занавескою и пряла. Это была раскольница, и замечательно красивая.
***
Проезжая через Сибирь, я была удивлена и поражена на каждом шагу тем радушием и гостеприимством, которые встречала везде. Была я поражена и тем богатством и обилием, с которым живет народ и поныне (1861 г.), но тогда еще более было приволья всем. Особенно гостеприимство было сильно развито в Сибири. Везде нас принимали, как будто мы проезжали через родственные страны, везде кормили людей отлично, и когда я спрашивала, - сколько должна за них заплатить, ничего не хотели брать, говоря: "Только Богу на свечку пожалуйте". Такое бескорыстие изумляло меня, но оно происходило не от одного радушия, а также и от избытка во всем. Сибирь - чрезвычайно богатая страна, земля необыкновенно плодородна, и не много надо приложить труда, чтобы получить обильную жатву.
В Каинске мне рассказал почтмейстер, как княгиня Трубецкая, рожденная графиня Лаваль, проезжая летом, должна была бросить в этом городе карету свою, которая сломалась дорогой и некому было починить ее. Таким образом, эта женщина, воспитанная в роскоши, выросшая в высшем кругу, изнеженная с детства, проскакала 1750 верст в сквернейшей тележке, потому что в Каинске, кроме перекладной, она ничего не могла достать, а кто знает, что такое перекладная!"
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 21.2.2010, 17:40
Сообщение #8


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Из недавнего прошлого:

Поздняков Андрей Борисович.
Мой адрес - Советский Союз. Роман.
Глава 5. Сибирские мотивы

Президентское чтиво

Город Куйбышев - красивый, исторический, раньше Каинском назывался. Мы с Натальей посетили его осенью 2004-го, дабы осмотреть там многочисленные памятники дореволюционной архитектуры. По пути зашли в центральный книжный магазин. Надежды приобрести что-то дельное на местную тему не было - слишком уж маленький городок, чтобы ему посвящать монографии, фотоальбомы или даже наборы открыток.

Всё так и было - ничего про Куйбышев-Каинск, только об областном центре, Новосибирске. Зато в магазине стоял застеклённый шкаф с разложенными книжками под красивым самодельным плакатом "Книги, которые читает В.В. Путин". Литература была та ещё: "Мировое еврейство и трагедия России", "История масонства", "Сталин. Время побед"... Знал бы Путин, что он читает!

Полный текст главы здесь
Все книги А.Позднякова
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 21.2.2010, 23:17
Сообщение #9


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Следует отметить, что Каинск и его окрестности, по-видимому, описывали в своих трудах практически все ученые и исследователи, побывавшие в Сибири в 18-19 веках: Александр Гумбольдт, Семенов-Тянь-Шанский, И.Г. Гмелин, Г.Ф. Миллер, П.С. Паллас, И.Г. Георги, И.П. Фальк и др.

Вот, например, каким увидел Каинский острог академик Паллас:

"Первого февраля [1773 года] прибыл я к ночи в Каинскую слободу, где прежде был только форпост. Сие сперва именитое место начинает ныне уменьшаться, и многие жителя строятся ближе к Оби между ручьями Бурлы и Карас ука, по той причине, что Барнаульская канцелярия,сию от заводов весьма отдаленную слободу ближе к себе переселить хочет на новую от Барнаула прямо к Тобольску через необитаемую степь пролагаемую дорогу. От сего Каинский форпост уже третьей части своих жителей лишился".

Кратко описав город, Паллас указывает на перспективу развития березовой степи:

"Каинск лежит на самом том месте,где речка Каинка в р.Омь впадает, по коему отсюда вверх до Иртыша многие новые селения российскими поселенцами основаны, кои весьма размножаются и приписаны к Таре. Вообще Бараба имеет плодородную землю и всякий хлеб урожается, а особливо Каинский лен в Сибири весьма знатен..."

П.С.Паллас. "Путешествие по разным провинциям Российской империи", ч.1, стр.86.
Паллас Петр Симон (1741-1811) - естествоиспытатель, географ и путешественник, член Петербургской АН (1767).

А в дневнике графа М.М.Сперанского за 1820 год нашлась лишь коротенькая пометка:
"Каинск – маленький городок, ныне только в план приведенный. Множество жи-дов и цыган".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 22.2.2010, 10:51
Сообщение #10


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Описание Каинского форпоста, составленное И.П.Фальком:

"Каинский форпост стоит на правом берегу Ома и при устье речки Каина, выходящей из озера. Острог был сюда переведен с Тандова озера, имел ров, вал и несколько козаков, и служил до 1750 года так как и Тартаской для защиты от Киргизцев и Зюгорцев; но по учреждении линии соделался безполезным. Артиллерия переведена была в Бийскую крепость при Оби. Козаки вступили в крестьянское состояние и умножены были перемещенными из Томска крестьянами. Здесь одна деревянная церковь. Оброчных крестьян с двумя принадлежащими сюда деревнями 337 душ. По церковным книгам было в Каинске и двух деревнях, в 1771 году Руских 386 дворов и 2884 души обоего пола. Каинский округ с 23 деревнями и слободою имел 1860 душ крестьян. Для конвоя стоит здесь 13 человек Тарских козаков".

Полное собрание ученых путешествий по России. Том 6.
Записки путешествия академика Фалька. Издание 1824 г.
От Петербурга до Томска. с. 450-451.

Фальк Иоанн Петер (1725 - 1774) - медик, ботаник, путешественник, руководитель одного из отрядов Оренбургской экспедиции.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 22.2.2010, 12:21
Сообщение #11


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Гумбольдту повезло меньше, чем другим исследователям:

"Проезд из Тобольска в Барнаул (около 1500 верст) потребовал девять дней. Путь лежал на Тару, Каинск, через Барабинскую степь. В Каинске получено было известие, что далее на Томском тракте вспыхнула эпидемия сибирской язвы, от которой падают скот и лошади, и которая поражает и людей. Пришлось принять некоторыя меры предосторожности и не сообщаться с туземцами; по счастью, скоро, в дер. Котковой, следы эпидемии кончились, и далее о ней не было слышно.

В письме Ермолова имеется следующее описание этого переезда.
"12-го июля в 8 час. утра мы выехали из Тобольска. Погода была прекрасная, на первой станции барон замечал высоту места над морем. Днем Розе, Меньшинин и я пересаживались с ним попеременно, а Эренберга сажал он с собой вечерами. На второй станции мы пообедали вовсе не по-русски: запивая вином легий суп, несколько яиц и холодных жареных цыплят; здесь он наблюдал температуру воды, воздуха и высоту места, что повторялось каждую станцию. 15-го числа рано утром приезжаем в г. Тару, а вскоре потом въехали мы в так назыв. Барабу (Барабинская степь); здесь должны были ехать по наидурнейшей бученой дороге, - ибо большая часть сей огромной степи состоит из болот непроходимых, заросших высоким тростником, простирающихся верст на 50 по обеим сторонам оной... 16-го ночью приехали в Каинск... Здесь мы услышали о свирепствующей по предстоящему нам пути сибирской язве на лошадей и людей, причину коей некоторые приписывают ужалению доселе неизвестнаго насекомаго, а иные - испарениям во время сильных жаров, выходящим из здешних огромных болот и стоячих озер, безчисленных по Сибири. Язва сия обнаруживается сначала в виде вереда с черным стержнем, а следуемая за ним с опухолью мучительнейшая боль сердца (по словам поселян), по двухдневном страдании прекращает существование зараженнаго. Немногие излечиваются простейшими средствами...

Несмотря на уверения, что язва сия не заразительна, мы так перетрусились, что хотели было воротиться, но, к счастью, дух наш не упал еще совершенно, и мы решились пуститься далее, взяв с собой боченки воды и столовый запас весь, дабы не иметь совершенно никакого сообщения с зараженными жителями и не выходить из закрытых экипажей наших. На другой день утром мы уже были среди объятаго сею язвою пространства: стоны страдальцев, вопли ближних их и всеобщее уныние находили мы в каждом почти селении; иногда в самых больших из них случалось, что насилу могли набрать нам 20 лошадей из оставшихся от падежа. Наконец, 19-го мы увидели свет, вышедши обедать на чистый воздух, и с сих пор не слыхали уже более об ужасном поветрии..."

А. Гумбольдт. Центральная Азия. Том 1, с.84. Издание 1915 г.

Александр Гумбольдт (1769–1859), немецкий естествоиспытатель и географ. Создатель таких научных дисциплин, как физическая география, ландшафтоведение, география растений, климатология
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 27.2.2010, 23:46
Сообщение #12


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Описание Барабы и ее жителей за несколько лет до появления Каинского острога:

"8 февраля мы возобновили свое путешествие и по Иртышу прибыли 16-го в Тару. Этот город, по мнению здешних людей, отстоит в 600 верстах от Тобольска. Между этими двумя городами живут только магометане-татары. Они в своем роде состоятельные люди по числу лошадей, быков, коров, но не по деньгам, которые мало ценят. Редко можно найти юрту или комнату, где не были бы привязаны за очагом три и более телят, из которых они ничего не продают, потому что думают, что коровы до смерти затоскуют.

Вокруг печи пол ниже, и остальные поднятые половицы служат как скамьи, на которые они садятся и греются.
Рядом с печью стоит большой вмазанный котел, в котором они варят свою сушеную рыбу. Хлебом для них является ячменная мука, толченная в деревянной ступе, ее они берут полными пригоршнями и заполняют рот, что можно задохнуться. Чай они пьют тоже с этой мукой и маслом.

При особых пиршествах они забивают, в зависимости от количества гостей, одну или более молодых лошадей; при этом их напиток - брага из овсяной муки, а также водка из кобыльего молока. Чтобы в пьянстве не происходили бы бесчинства, на свадьбе женщин и служанок угощают отдельно в другой юрте вместе с невестой. Их одежда мало чем отличается от русской, но я имею в виду старую русскую моду, которая еще в ходу в Сибири. Крестьянские женщины в России украшают себя серьгами, но кажется, что татарские женщины опережают их в этом отношении, ибо продевают кольца не только через уши, но и через нос. Последнее в ходу больше всего у тех, которые хотят выделяться среди других и хотят казаться благородными; простые женщины вынуждены довольствоваться латунными серьгами.

Дань, которую они ежегодно должны доставлять царю, состоит из пушнины, соболей, лисиц, белок, но они дают эту дань не только его царскому величеству, но и кантушу, который является калмыцким князем на границе к югу от Сибирской Татарии. Китайцы называют его Цвуанг Раптан (Zwuang Raptan)

Город (Тара) расположен у маленькой реки того же названия, которая в полверсты от города впадает в Иртыш. Он средней величины и окружен частоколом. Здесь мы были вынуждены задержаться несколько дней.

21-го (февраля) мы снова поехали и прибыли в Барабу, которая есть большая пустыня, по которой мы должны были ехать до Томска.

Зимой эту пустыню населяет орда татар, которых русские называют барабинскими татарами и которые летом расходятся по реке Таре и другим малым рекам. Это язычники, и живут они так убого, что их можно сравнить более со скотом, чем с людьми. В их вырытых в земле жилищах примерно на локоть поднимается заборчик, перекрытый соломой, там держат они вырезанного из дерева идола в форме человека. Он длиной примерно в поллоктя и стоит в маленьком ящике и одет в разные тряпки. Этому шайтану (таково его имя) они обещают шапку или воротник, если он поможет получить богатый улов на охоте.

Их пища состоит из сухой рыбы и сухой муки, напитки добывают из растопленного снега, поскольку в пустыне иной воды не найдешь. Они держат мало скота, за исключением лошадей, которые ходят по лесу и находят себе пищу под снегом. За малость табаку, который они очень любят, можно получить все необходимое; денег, напротив, они не ценят.
Их одежда, шапки и чулки состоят из сшитых вместе кусков меха.

Раны свои они лечат трутом, который зажигают к дают ему сгореть на пораженном месте, и кажутся такими нечувствительными, как будто не испытывают жары. Они ежегодно платят дань как царю, так и кантушу, как и другие татары.

Вероятно, эта нация происходит от остяков, которые имеют свое обычное местопребывание на реке Оби, тем более, что и те и другие почитают шайтана.

7 марта мы прибыли к реке Томи. И въехали в город Томск, где разделяется река и течет по обеим сторонам его, соединяясь у конца города снова и впадая в реку Обь"...

Из журнала путешествия в Китай шведского инженер-лейтенанта Лоренца Ланга в 1715—1718 гг.

Ланг Лоренц (90-е г. XVII в. - после 1743), швед, инженер-лейтенант, состоял на русской службе.
По поручению Петра Великого дважды был в Китае, в 1715-1717 и 1720-1722 гг. с посольством Л. В. Измайлова.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
silver2007
сообщение 28.2.2010, 9:23
Сообщение #13


Аналитик


Группа: Модераторы
Сообщений: 991
Регистрация: 9.11.2007
Пользователь №: 3744



Тара - это старинный город на севере Омской области основан 1594 году и есть там речка Тара.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
vladan
сообщение 28.2.2010, 11:11
Сообщение #14


Активист


Группа: Пользователи
Сообщений: 148
Регистрация: 16.3.2009
Из: Барабинск
Пользователь №: 4456



"Бараба" - местность между Иртышем на западе и Обью на востоке, на севере граница по реке Тара с Васюганьем, на юге граница с Кулундинской степью по реке Карасук. Называется Барабинская низменность - высоты над уровнем моря 90-120 м. Васюганье метров на 10-20 выше, тоже и Кулундинская степь. На востоке - отроги Салаирского кряжа. Наклон низменности слабый с юго-востока на северо-запад. В природно-ландшафтное название - Барабинская степь, что не совсем корректно, правильнее - Барабинская лесостепь. Но так сложилось исторически.
"Бараба" (Барама) - самоназвание аборигенов, давших название местности. Тюркоязычны. Язык заметно отличается от казанского.Письменности нет. Две теории этногенеза. Одна - взаимосмешение протосамодийских племён с финоугорскими, затем с тюрками. Другая - они автохтоны, потомки местных племен. Расовый тип - между европеоидами и монголоидами - алтайцы.

Версий происхождения самоназвания несколько. Наиболее признаваемая в науке это происхождение от "тотема" "бараба" - название птицы сойки на языке барабинцев. Барабинцы - не татары, хотя тюркоязычны. Татарами их по лености мысли назвали русские. Ланге и др. авторы, цитируемые Петровичем об этом упоминают.

К сведениям "немцев" (Г.Ф. Миллер, например) я бы относился с осторожностью. Как правило, они не знали не только татарского, но и русского языка. Отсюда такое утверждение, что божки барабинцев назывались "шайтан", по-русски черт, дьявол. Но барабинцы не были дьяволопоклонниками, общее название их божков - "тенгре". Настоящее название знали только члены рода. А шайтаном их назвали переводчики, что для православных русских. что для магометан-татар фигурки богов были именно порождением дьявола, так и переводили.
Вообще-то, по идее Барабинском должен был называться Каинск. Тогдашний центр Барабы.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 6.3.2010, 16:26
Сообщение #15


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Город на портале Марины Волковой:
http://www.mv74.ru/fotoreport/news.php?item.36.1
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 28.4.2010, 7:31
Сообщение #16


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



...О многом бы рассказала дорога, пролегающая через наш город. По ней день и ночь мчались государственные чиновники к местам нового назначения или для обревизования отдаленных окраин Российской империи...

С чванливостью русского царедворца держался ехавший на окраины Сибири немецкий ученый на русской службе Г. Ф. Миллер. Он побывал в нашем городе задолго до Палласа и Гумбольдта. Задумав написать "Историю сибирского царства», Миллер в марте 1733 года в сопровождении большого числа помощников, в числе которых был первый исследователь Камчатки Крашенинников, долго жил в городе, сняв несколько квартир...

...Хотя сам Миллер хорошо говорил по-русски, все же предпочитал даже к хозяевам квартир обращаться через переводчика. Отдавая должное сибирской кухне, он тщательно записывал рецепты блюд и кушаний...

Сколько проехало по Московской улице (ныне Краскома) блистательных администраторов и ученых, полководцев и флотоводцев! И уже теперь никто не помнит, как у мошнинского богатого мужика, державшего ямщину, долго расспрашивал, в какие сроки по Сибири нужно высевать жито и овес, невысокий кряжистый человек в простом кафтане. Это был кунгурский мещанин, правитель русской Америки Александр Баранов. Ему пришлось, служа на Аляске, три раза проехать через наш город.

Когда началось освоение Дальнего Востока, через город часто проезжали морские офицеры. Среди них был замечательный ученый, настоящий патриот - адмирал Невельской.

...В 1826 году через Каинск на каторгу в Забайкалье везли декабристов. Три дня были они гостями у городничего Степанова, который по свидетельству друга А. С. Пушкина, декабриста И. И. Пущина, отнесся к ним с сердечной теплотой и большим участием.

Весной 1864 года через Каинск в глухой кибитке провезли в Якутскую ссылку революционера-демократа, автора «Что делать?» Н. Г. Чернышевского...

Вслед за казенными обозами, курьерскими тройками шли обозы купеческие. Сибирский тракт, проходивший через Каинск, являлся главной магистралью на восток для развивающегося русского капитализма.

«Сибирский тракт, - писал проезжавший через наш город в 1890 году по пути на Сахалин Антон Павлович Чехов,- самая большая и, кажется, самая безобразная дорога на всем свете...».

В ст.: Л. Беляев. На Великом Сибирском пути. ТЖ №59, 1967 г.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 12.5.2010, 19:04
Сообщение #17


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



…Надобно сказать правду, что места, чрез кои мы проезжали, совсем не были привлекательны красотою, что в избах тараканы хозяйничали и жили в совершенном согласии с людьми, и, наконец, что все это было лишь приготовлением к величайшим неприятностям путешествия и к воззрению на настоящее безобразие природы. Мы приближались к Барабинской степи.

Не знаю, можно ли дать название степи величайшему из болот земного шара? Бараба в Сибири в самом огромном размере то, что Понтийския болота в Италии. Ниспадающие с Аппенинов воды в застое и нагноении своем производят близ Рима зловредныя испарения; что же такое должно быть, когда низменное место, имеющее несколько сот верст длины и ширины, кажется, как губка принимает в себя всю влагу с трех цепей гор, в некотором от него расстоянии его окружающих, Урала, Становаго или Яблоннаго хребта и Алтайскаго. Многие полагают с большим вероятием, будто в этом месте было внутреннее море, подобное Каспийскому и Аральскому, и после какого-то сильнаго переворота в земле воды утекли неизвестно куда. Сие предположение подтверждается изобилием озер, по Барабе разсеяных: многие из них, в близком расстоянии и соединении между собой, под именем Чанов, удостаиваются названия моря.

На станции Копьевой попали мы на большой сибирский тракт, уже от Тобольска идущий: следующая за нею станция Резина есть последняя в Тобольской губернии, а последующая Мурашова первая в новоучрежденной тогда Томской. Станция сия почитается началом нестерпимой Барабинской степи, но еще прежде нея почувствовали мы влияние дурнаго воздуха. Каково нам было слышать, что все видимое и обоняемое нами одно только вступление в сии печальные места.

Скоро мы прибыли в столицу Барабы посад Каинск, упраздненный было и только за год до нас (в 1804 году, - мое) опять уездный город. Около него заметил я лесочки, наполненные одними осиновыми деревьями; сие заставило меня думать что название Каинска дано в честь Каина, который за первое братоубийство осужден был трястись как осиновый лист. И в нем были жители, был городничий, были присутственные места и даже недостроенная каменная церковь, в приделе которой совершалось богослужение. Нас не обманули, сказав, что предыдущее ничто в сравнении с тем, что нас за Каинском ожидает.

По дороге были устроены гати из хворостины и тростника; наполняясь клейкой грязью, в сухое время представляли они гладкую и твердую поверхность, по которой скакать было легко: и этого утешения судьба не оставила нам. В минуту нашего выезда из Каинска пошел частый и мелкий дождик и продолжался беспрерывно. К несчастию был он довольно теплый и служил так сказать раствором всему ядовитому, сокрытому между мхов, один над другим целыми поколениями поросших, из коих составляется тут грунт земли. Что за отвратительный запах мы почувствовали! Как сгустилась атмосфера, которая в этом состоянии порождает обыкновенно болезнь, столь известную под именем сибирской язвы: пока мы ехали, несколько людей успели уже ею заразиться.

Описать же самую дорогу невозможно; о подобной ей могут иметь понятие только те, кои зимой, в дождливое время ездили по одесским улицам. Почти не подвигаясь плыли мы по смрадному морю, выбивались из сей пучины зол. Как жалко было смотреть на лошадей! Бедныя твари тщетно рвались чтобы поскакать, кнута было не нужно, их подстрекали тысячи живых иголок. Почуя сырость, сибирския насекомые, гиганты в сравнении с нашими, поднялись все из щелей, в которых прятались от солнечного света и зноя. Одни скоты оставались им в жертву; люди же были одеты и замаскированы; у каждого из нас, не исключая ямщиков, на голове была сетка из лошадиной гривы, сквозь которую трудно было пролезть толстым комарам и мошкам: случалось однакоже, что найдя скважину в перчатке, они запускают чрез нее свое жало и тогда на несколько часов пухнет рука. На ночлегах вокруг изб и внутри их защищались мы от сих злодеев безпрестанным куревом.

Человек человека часто осуждает на вечную муку; это иногда заставляло меня думать, что ад его выдумка. И еслиб они делали сие из мести, а то по большей части для своих выгод, для прибыли. Кто бы добровольно пожелал остаться в Барабе? Конечно, правительство поступало справедливо, заселяя ее людьми, ссылаемыми за преступления. Но чем же виноваты их несчастные потомки? А впрочем, еслибы не было по ней цепи деревень, то было бы почти разорвано сообщение между Восточною и Западною Сибирью. Как эти бедные жители малорослы, худощавы, какая синеватая бледность покрывает их лица! Жилища их однакоже не так дурны, как бы можно ожидать в местах совершенно безлесных у людей, которые ни пастыри, ни хлебопашцы, ибо у них нет ни лугов, ни полей, годных для засева. Избы их суть постоялые дворы для безконечных обозов, которые всю зиму тут тянутся. Сим промыслом, равно как и рыболовством, живут они, иные наживаются, и от того не слишком жалуются на судьбу свою. Зима для них лучшее время года, здоровое и прибыльное, и они начинают оживать, когда природа замирает.
Страдания наши наконец прекратились; топи, туманы, дожди, непогодь, все исчезло вместе с Барабой. Мы благополучно достигли до Чаусского острога...

В кн.: Вигель Ф.Ф. Воспоминания. Изд. 1864 г. Часть 2, стр. 154-155.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 13.5.2010, 20:30
Сообщение #18


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Каинск.

Лежит на левом берегу Оми при речке Кайке, где прежде находилось небольшое, в 1772 году построенное укрепление, в котором был и гарнизон, а в 1782 году укрепление переименовано городом; в 1797 году он уничтожен, и Уезд его причислен к Томскому; но в 1804 году, при учреждении Томской губернии, он паки восстановлен.

В Каинске одна каменная церковь, винной и соляной магазины, Градская Ратуша и обывательских домов до 150. Жителей: купцов, мещан и разночинцов до 300 душ, сверх коих в Уезде Каинском можно считать Казеннаго ведомства крестьян и ямщиков 9.403, помещичьих крестьян 24, Ясашных 2.528, разночинцов 3: всего же с городовыми 12.258 душ.

Баккаревич М.Н. Статистическое обозрение Сибири. 1810 год. С.257-258.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 14.5.2010, 15:50
Сообщение #19


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Опись назначенным на карте Барабинской степи построенным зимовьям,
почтовым станциям и деревням.

Деревня Артынска Подволожна, от нея до зимовья Буторина, где и почтовый станец, 31 верста, до зимовья Резина 27 верст, до почтового станца Новоселова 17 верст, до знмовья Назарова (не означено верст), до зимовья Хохлова 16 верст, до зимовья Брязгова 20 верст, до форпоста Устьтыртаскаго (при нем слобода, в которой жительства имеют Тарские служилые и отставные Казаки и разночинцы; со онаго форпоста служилые Казаки сняты и артиллерия перевезена на новую линию) 22 версты, до станца Турумы 20 верст, до знмовья Ичинскаго 48 верст, до зимовья Антонова 25 верст, до зимовья Булаткова 22 версты, до форпоста, Каинскаго (в слободе, при нем живут Томские служилые Казаки, разночинцы и новопоселенные крестьяне; около онаго форпоста как вверьх по р. Оми, так и вниз, строятся деревни для населения) 27 в., до зим. Осиновы Колки 38 в., до зим. Калмыкова 27, до з. Убинскаго 30, до з. Каргайскаго 27, до форпоста Каргатскаго (по Указу Сибирской Губ. Канцелярии почтовую гоньбу здесь отправляют Томские служилые Казаки, с прошлаго [1]747 г., вместо Чеуских крестьян) 28 в., до з. Тарышкина 26, до з. Иткульскаго 26 в., до з. Сетковскаго 26, до з. Овчинникова 18, до з. Крутые Лога 26, до дер. Подвологиной 20, до Чеускаго острога 30 в. Всего же от дер. Артынской, чрез Барабинскую линию, до Чеускаго остр. 581 в [ерста].

Сверх того имеется по Барабинской степи 7 волостей кочевых Барабинских Татар: Теретинская, Чейская, Каргалинская, Барабинская, Кулебкинская, Любейская, Тунуйская. Жители оных звериные промысла имеют за линиею даже до Иртышских крепостей и по всей Барабинской степи. Что же касается по Барабе давно поселенных деревень Томских обывателей, как внутри, так и за линиею, коликое число в них мужска полу душ к поселению от Томской Воеводской Канцелярии определено, о том не известно.

1748 г.

В кн.: Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете. Том 4. Москва, 1863 г. С.323-324.

(NB! Материалы по истории Сибири - со стр. 313 smile.gif)

"Чтения в Обществе истории и древностей российских" - периодическое издание (с 1846 года) трудов Общества истории и древностей российских при Московском университете, содержит исследования по истории народов России и славян, историко-этнографические документальные материалы и переводы сочинений иностранцев о России.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Петрович
сообщение 15.5.2010, 7:48
Сообщение #20


Главный модератор форума


Группа: Супермодераторы
Сообщений: 6784
Регистрация: 16.6.2006
Из: УѢздный городъ N
Пользователь №: 21



Описание Савкиной гривы, составленное Миддендорфом:

"Не доходя 8 верстъ до Каинска, вверхъ отъ этого города, дорога идеть вдоль гривы, въ которую ударяетъ Омь, подмывая ея основаніе, такъ что у самой дороги образовался обвалъ по крайней мѣрѣ въ 7 саж. вышины.* Это происходить отъ особенныхъ обстоятельствъ. Большой трактъ выбралъ себѣ тутъ путь по верху гривы, хотя и составляющей берегь рѣки, но вмѣсте съ тѣмъ служащей и водораздѣломъ, потому что вся вода, которая съ сѣвера, кажется вдоль покатой равнины, стекаетъ на югъ, дойдя до означенной гривы, промыла себѣ ложе Оми и за тѣмъ, направясь на западъ, стекаетъ въ Иртышъ. Eсли вы оть Каинска поѣдете на востокъ, то вы ясно увидите, что оть большой дороги, идущей вдоль этой гривы, местность опять понижается къ югу. "

А. Миддендорф. Бараба. Записки Императорской Академии Наук. Том 19, стр.530-531

* 7 саженей - ок. 14 м.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

11 страниц V   1 2 3 > » 
Ответить в данную темуНачать новую тему

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 21.10.2019, 6:45IPB Skins Team
Яндекс.Метрика